Skip to content

Майкл Каннингем, «Дом на краю света»

Декабрь 8, 2008

Великолепная книга.
Про любовь, про жизнь, про замерших во времени таких-как-мы: мама, где я, кто эти люди, угу. Мир как бесконечное удивление.

Откуда он так понимает про женское? Про ощущения матери и дочери, про то, каково это — вести в паре, блин, я пишу такие сопли сейчас, но Каннингем очень крутой.

Хотя пропасть между нами, конечно, колоссальная:

«Профессия учителя — совсем не то, о чём он мечтал. Ему пришлось пойти на это из-за денег».

Вообще на цитаты, как это водится с хорошими книгами, растаскивать хочется буквально всё.

* * *
«Ребекка пыталась выговорить слово «мама». Стоило мне отойти, она начинала беспокоиться. Когда-нибудь она заплатит уйму денег психоаналитикам, чтобы они помогли ей разгадать секрет моей личности. Материала будет предостаточно: мать, запутанно влюбленная в двух мужчин сразу и при этом живущая с ними в одном доме. Неопределившаяся беспорядочная женщина, выпавшая из всех принятых норм. Так и не повзрослевшая, хоть и разменявшая уже пятый десяток. Раньше я была просто частным лицом, безалаберной дамочкой, занятой своими делами, а теперь мне предстояло стать загадкой номер один в жизни другого человека.»

* * *
«Интересно, думал я, сохранится ли какой-то след от этой привычки лет через двадцать пять. Будет ли она играть своими волосами, когда устанет или разнервничается? Будет ли кому-то нравиться, как она машинально наматывает, разматывает и снова наматывает на палец темно-каштановую прядь? Или это будет кого-то раздражать? И, может быть, глядя на ее неутомимые, беспокойные пальцы, кто-то скажет про себя «Все, с меня хватит».

* * *
«Он по-прежнему думал, что его жизнь с каждым годом будет все богаче и интересней. Похоже, именно это ощущение лежало в основе его мироощущения. Возможно, именно оно и не позволило ему влюбиться».

* * *
«В тот вечер я была подходящей собеседницей разве что для дымящих как паровоз вдов и расстриг-священников».

* * *
«Дом — это тоже способ бегства. Он наш, он дан нам, чтобы мы могли уходить и возвращаться».

Ну и еще про то, как ребенок выныривает из детства и превращается в «фотоаппарат с настроенной резкостью»; про то, смерть ужасна тем, что разговор никогда не может продолжиться на новом уровне — тобой, повзрослевшим; про то, как легко влюбиться, всего лишь поняв, что человек не целостен ровно так же, как и ты… Итд.
Это будет из книжек, которые я хочу иметь под рукой.

Хотя — хотя я бы поставила точку вот ровно на той части, когда беременная Клэр убегает от чуваков в чисто поле. Потому что дальше начинается другая книга, как по мне, и хоть она и крутая, но, но. Но я как-то стала чрезвычайно нежно относиться к открытым финалам, возможно, это личное.

(Совсем разучилась писать что-то чуть более внешнее, кроме своих зарубок на скале)

(офигенный у меня стал график чтения — по книжечке в месяц, охохо)

Да — совсем забыла — тут формат мой любимейший, щедро эксплуатируемый Барнсом в «Как все было» и «Любовь и так далее»: все от первого лица, а персонажи-повествователи чередуются в каждой главке.

Реклама
No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: